gap life

внимание! людей с рук не любить!

Previous Entry Share Next Entry
Насилие для чайников. Часть седьмая. Жестокое обращение с детьми.
seriously
ne_matros
В рамках данной работы я не буду особо углубляться в тему «насилие над детьми» и обозначу эту проблему одним постингом, поскольку она требует куда более тщательной проработки. Материалы на русском, английском и других языках сейчас только исследуются мной по сети и библиотекам.

Термин «домашнее насилие» в основном применяется по отношению к женщинам, и предыдущие (и последующие) статьи под этим тегам тому подтверждение. Пришло время рассказать о ещё более бесправной прослойке общества: о детях.

Подлость насилия в отношении детей в том, что дети находятся ещё и в прямой правовой зависимости от тех, кто совершает в отношении них насильственные действия. Их истязателями, как правило, являются родители, по закону обязанные представлять и защищать их права и законные интересы. И не только по закону: ребёнок просто воспринимает родителя как своего защитника и того, кто помогает выжить в мире, потому что сам ребёнок выживать ещё не умеет. Ежегодно около 2 миллионов детей в возрасте до 14 лет избиваются родителями. Из них каждый десятый ребенок умирает, а порядка 2000 детей кончают жизнь самоубийством. Только в московские больницы каждый год поступает порядка 1800 детей, совершивших реальную попытку суицида.

***

НАСИЛИЕ НЕПОСРЕДСТВЕННО НАД РЕБЁНКОМ

Когда ребёнок – жертва и объект насильственных действий.

Маленький ребёнок не знает, чокак в нашем мире с отношениями, и всё копирует с родителей. Чтобы было понятно, насколько рано ребёнок умеет понимать всё, что происходит вокруг, скажу, что родной язык младенцы начинают усваивать ещё до рождения (перевод статьи), и изучение грамматики родного языка происходит в неговорящий период. Поэтому убеждённость многих родителей «дети тупые» – не более чем успокоительная иллюзия и отмазка.

Первая социализация происходит в семье. Взаимоотношения между взрослыми становятся наглядным примером, из которого дети выделяют, зачастую неосознанно, основные сценарии и базовые принципы организации внутрисемейной жизни. То есть постоянное насилие в семье воспринимается ребёнком как _нормальный_ способ общения, потому что родители для ребёнка – боги. И дальше такой способ общения переносится за пределы семьи.


Примерно две тысячи детей в России ежегодно гибнут от насилия в семье. Согласно опросу школьников, проведенному в Барнауле, более 40 процентов учащихся 8-11х классов признались, что они являются жертвами насилия в семье (Середа; 2000). Некоторые приблизительные цифры может предоставить статистическая база данных по беспризорным детям: согласно ей в России примерно один миллион детей и подростков живут на улице. При этом, 90% беспризорных детей имеют родителей, к которым они могли бы вернуться, но эти дети бежали из дома именно потому, что их к этому вынудила сложная ситуация в семье: алкоголизм родителей и домашнее насилие.

Термин «жестокое обращение с детьми» как конкретное юридическое понятие впервые появился в нашей стране в Кодексе о браке и семье РСФСР в 1968 г. В Кодексе жестокое обращение с детьми было включено в перечень оснований для принятия решения о лишении родительских прав, но содержание самого понятия не раскрывалось.

Само понятие жестокого обращения с ребёнком в русском языке обычно относится к конкретным действиям и не охватывает весь спектр действий, наносящих вред ребёнку. Вместе с тем, в западной, в первую очередь англоязычной терминологии давно устоялось такое обобщающее понятие, как child aduse and neglect (CAN).

Определение понятия «жестокое обращение с ребенком» зависит от правовой и моральной точек зрения точно так же, как и от исторически изменяющихся социокультурных и профессиональных подходов и условий. Обобщая сложившиеся в настоящее время подходы к определению этого понятия в цивилизованном мире, можно сказать, что жестокое обращение с детьми происходит там и тогда, где и когда детям фактически причиняется вред через оскорбление, несправедливое наказание, побои, чрезмерные требования или запрещения чего-либо из «любви к ребенку». Оно включает в себя: физически жестокое обращение, убийство, вред вследствие неоказания помощи, дефицит необходимой защиты и заботы, вред психике, пренебрежение. (Kindesmisshandlung. Erkennen und Helfen. Berlin 2000; Signale sehen - Hilferufe horen. - Bundesministerium fur Familie, Senioren, Frauen und Jugend. Bonn; Berlin, April 1998; Thiman Praxis - Leitfaden: Hil-fen fur misshandelte Kinder / Hrsg. E. E. Jungjohann / Lemke, Peters & Partner GmbH, Ratingen, 1999; HoUhusen, Bernd: Gewaltpravention - Moglichkeiten und Ansatze in der Jugendhilfe / Vernunft start HSrte: Anforderungen an eine praventive Arbeit zu Gewalt und Aggression. AJS. Koln / Krefeld. Juli, 1998; Feltes Thomas: Abweichendes Verhalten und Gewalt in der Schule - Pada-gogische Reaktionen und Konsequenzen // Jugend - Kriminalitat: wir Diskutieren: Informationen und Bausteine fur Unterricht und ausserschulische Jugendarbeit. 7. uberarbeitete Neuauflage - MAGS, 1997).

Пренебрежение - это отсутствие таких необходимых компонентов нормального развития ребёнка как уход, содержание (питание, обеспечение одеждой и т. д.), забота о здоровье, защита, контроль и требовательность родителей или опекунов. Понятие «здоровье ребёнка» следует рассматривать в данном контексте очень широко: это и физическое развитие в соответствии с возрастом, и душевное здоровье, и социальная зрелость. Важно обратить внимание на то обстоятельство, что отсутствие требовательности и контроля со стороны родителей оценивается не только как пренебрежение, но и как жестокое обращение. Почему? Основанием для такого подхода являются следующие соображения.

В процессе педагогического и социализационного воздействия ребёнку необходимо усвоить те нормы и моральные практики, которые сложились в социуме. Только тогда он имеет шанс интегрироваться в социальное пространство и занять определенную социально одобряемую позицию, дающую ему возможность действовать легально. В противном случае ему предстоит пройти путь формирования девиантной или преступной карьеры, которая, вырастая из неблагоприятных условий в семье, может развиваться по трём схемам: 1) неудачи в школе - знакомство с преступной субкультурой - правонарушения - тюрьма/колония - углубленная профессионализация в преступном мире; 2) неудачи в школе - знакомство с делинквентной субкультурой - девиантное поведение (злоупотребление алкоголем, наркотиками, проституция и т. д.) - смерть или самоубийство; 3) наложение друг на друга первого и второго направлений.

Психологическое или эмоциональное насилие - это периодическое, длительное или постоянное психическое (психологическое) резко негативное воздействие родителей (опекунов) и других взрослых на ребёнка, приводящее к формированию у него патологических черт характера или же тормозящее развитие личности.

Это насилие осуществляется по-разному, вербально и невербально, и к нему относятся:

- открытое выраженное неприятие личности и постоянная жестокая критика ребёнка;
- оскорбление и унижение достоинства ребёнка;
- угрозы в адрес ребенка, проявляющиеся в словесной форме без физического насилия;
- преднамеренная физическая или социальная изоляция ребёнка от окружающих людей, включая сверстников и ровесников;
- предъявление к ребёнку чрезмерных психолого-педагогических требований, не соответствующих его возрасту или индивидуальным возможностям;
- ложь ребёнку и постоянное невыполнение взрослыми обещаний, данных ребёнку;
- грубое уничижительное психическое воздействие социально-экономического смыслового рода и т.п.

Это поведение, вызывающее у детей страх; заниженные или завышенные требования, свидетельствующие о непризнании ребёнка родителями и препятствующие построению им представлений о собственной ценности. Сюда же относятся: душевная жёсткость; психологическое давление в унизительных формах (унижение, оскорбление), а также некоторые запреты чего-либо, якобы оправданные любовью; гиперопека и чрезмерная забота, которые могут вызвать чувства беспомощности, бесполезности и абсолютной зависимости ребёнка от родителей.

Принуждение «из любви» и невнимание к детским потребностям также являются насилием. Насилие над душой относится к такой форме насилия, которую трудно узнать и воспринять. Оно делает ребёнка неуверенным, заставляет держаться особняком, вгоняет в депрессию и печаль или же делает агрессивным и способным к ответному насилию (может быть, не сейчас, а через некоторое время, возможно, через годы). Если ребёнок в прямом или переносном смысле «остается один», если к нему долгое время не проявляется внимание и нежность, у него не появляется связанной с этим эмоциональной защищенности, а это и есть насилие над душой ребенка. Сигналами такого насилия являются: боязливость, запуганность, покорность, апатия, депрессия, пассивность, отставание взросления, тревожность, беспомощность, некоммуникабельность.

Жестокое физическое обращение - насильственное воздействие на ребенка, которое ведёт или может привести к причинению физического вреда. Это преднамеренное нанесение детям физических повреждений (увечий) родителями или лицами, их заменяющими (замещающими), либо ответственными за воспитание детей. Эти повреждения могут привести к смерти, вызвать серьезные нарушения физического, психического здоровья или отставание в развитии.

Физическое насилие можно распознать по характерным особенностям внешнего вида ребёнка и по характеру имеющихся травм.

Внешний вид (особенности физических травм при насилии):
- множественные физические повреждения, имеющие специфический характер: синяки от хватки пальцами, следы от порки ремнём, даже сигаретные ожоги и различную степень давности (свежие и заживающие);
- задержка физического развития (отставание в весе и росте), обезвоживание (у грудных детей);
- признаки плохого ухода: гигиеническая запущенность, неопрятный внешний вид, краснота, сыпь, язвы на коже и слизистых оболочках тела (что особенно характерно для не получающих должного ухода детей младенческого и раннего возраста).

Жёсткость и интенсивность насильственного поведения оценивается в зависимости от возраста и чувствительности ребёнка, а также от отношений между взрослым и ребёнком (бытует мнение, что чем ужаснее внешне видимые проявления физического насилия, тем страшнее последствия для развития ребёнка. Исследования, однако, показывают, что это не так, поскольку дети и подростки существенно отличаются по своим психологическим характеристикам).

Сексуальное злоупотребление происходит, когда ребёнок используется взрослым человеком или старшим ребёнком (подростком) как объект для удовлетворения сексуальных потребностей с применением насилия или без него. При этом насильник злоупотребляет доверием ребёнка и использует свои властные возможности. Наиболее частые формы сексуальных злоупотреблений: словесные приставания; «сексуальные прикосновения»; оральные, вагинальные и анальные изнасилования. Ребёнок не всегда осознает значение злоупотребления (и ему не обязательно будет нанесён физический вред), поэтому он может бездумно согласиться на предлагаемые ему действия.

***

ВНУТРИ СИТУАЦИИ ДОМАШНЕГО НАСИЛИЯ В ЦЕЛОМ

Ещё один аспект – когда насилие совершается не над ребёнком, но в пределах семьи. Раньше дети, находившиеся в такой ситуации, описывались в исследованиях как «свидетели насилия» или «молчаливые свидетели», теперь термины поменялись на «подверженный домашнему насилию», «испытывающий домашнее насилие» и «живущий в ситуации с домашним насилием». Потому что «молчаливый свидетель» - это вынос ребёнка за пределы ситуации насилия, это позиция пассивного наблюдателя, тогда как ребёнок непосредственно в ситуацию включён, и часто насилие совершается над ним тоже. Дети самым непосредственным образом вовлечены в динамику насильственных отношений и являются ее прямыми участниками. В данной ситуации они создают свои собственные стратегии сопротивления и адаптации, которые ложатся в основу их практики выживания.

Можно выделить три основных типа вовлечённости детей и подростков в ситуацию домашнего насилия. Эти типы могут присутствовать в каждой конкретной ситуации как отдельно, так и вместе.

Первый тип – непосредственная вовлечённость в качестве объекта агрессивных действий. Это уже было рассмотрено выше.

Второй тип, который во многом смыкается с первым – непосредственная вовлечённость в качестве объекта манипуляций. Этот тип представляет собой одну из тактик установления власти и контроля, часто используемую обидчиком. Данный тип вовлеченности обычно проявляется в такой форме как использование детей обидчиком для установления контроля над взрослой жертвой. Этот тип может включать в себя эпизоды физического и/или сексуального насилия над детьми, при этом основная цель актов насилия здесь – не ребёнок, но его мать. К насилию по отношению к ребёнку обидчики прибегают с целью подчинения основной жертвы, её устрашения и установления над ней полного контроля. Этот тип вовлеченности также включает в себя использование детей как заложников, принуждение детей к вовлечению в физическое и психологическое насилие над взрослой жертвой, борьбу за родительские права с использованием манипуляции над детьми, и т.п.

Третий тип вовлечённости подростков в ситуацию домашнего насилия можно обозначить как опосредованную вовлечённость: ребёнок не является жертвой агрессивных действий, а «всего лишь» наблюдает за развитием ситуации, в которой присутствует насилие. Проблема здесь заключается в том, что домашнее насилие наносит ущерб ребёнку не только тогда, когда он является непосредственным объектом насилия со стороны отца, но даже когда он просто наблюдает за его жестокостью по отношению к матери. Как свидетельствуют западные специалисты, психологическая травма, которую получают подобные дети-свидетели, по силе равна той, которую имеют дети-жертвы жестокого обращения. Испытываемые ими поведенческие, соматические и эмоциональные проблемы практически такие же (Jaffe, Wolfe, and Wilson, 1990). Детям – «просто» свидетелям домашнего насилия наносится огромная психологическая травма, которая приводит к затруднениям в их развитии и снижает их самооценку (Lehman, 2000).

***

ЛИРИКА И ЦИФРЫ

«По данным научных исследований в РФ насилие в той или иной форме наблюдается в каждой четвертой семье.» Надо же, как оптимистично. Мои наблюдения показывают, что в каждой первой. Не сексуальное насилие – так физическое, не физическое – так психологическое. Видов много, сочетаний ещё больше, разгуляться есть где. А поскольку природа человеческая особо не улучшилась за последнее время, плюс в нашей стране длинная и развесистая история насилия в государстве и обществе, мои самые мрачные предположения легко оказываются верными.

«Сексуально злоупотребляют» детьми и мужчины, и женщины. Это чревато для жертв тем, что осознание страшных событий детства через много лет может привести (и приводит) человека к «кризису объективной идентичности», который надолго выводит его из полноценной социальной и личной жизни, а зачастую обусловливает и уход в различные формы девиантного поведения.

Про женщин я вам больше скажу: другие виды насилия по отношению к детям тоже практикуются женщинами на ура, а вот исследуется женский аспект насилия как-то кисло. Возможно, потому, что «мать – это святое»: отца дети могут обвинять с лёгкостью, но в глубине души каждого маленького ребёнка от нуля до восьмидесяти лет живёт уверенность «мама меня любит». Попробуйте, скажите кому, что это не так и на самом деле мама его тупо использовала и пинала. В глаз получите. Даже если сам «ребёнок» прекрасно обо всём в курсе.

Отсюда же, из детства, идут рассуждения мужчин про «мы тоже жертвы»: над кем будет совершать насилие обиженная мать, если мужу сдачи не дашь, но зато есть сын? Сын – прекрасная площадка для насилия. Причём у сына мало шансов осудить потом такую мать в силу всё того же оглушительного рёва «мать это святое». Здесь же идёт феномен, когда на фразу «95-96% убийств в рамках семейных конфликтов совершается мужчинами» мужчины говорят «а вот тётки же нас упрекают и пилят, мы тоже жертвы». Жертвы, да. Не насмерть, конечно, но тем не менее. Вырастая, мальчик идентифицирует себя с агрессором. Чаще всего это отец, и тогда «никаких проблем» - незамысловатая линия насилия просто продолжается. А вот если агрессор – мать, из мальчиков вырастают интересные комбинации зашуганных насильников, оправдывающих себя, сопротивляющихся, истерящих, блокирующих этот участок в своём мозгу напрочь, и так далее, и так далее. Самоощущение жертвы никуда не девается и в случае насилия со стороны отца, и в случае насилия со стороны матери. Если не работать над проблемой, конечно.

Дочь – тоже прекрасная площадка для материнского насилия. И у неё тоже не много шансов увидеть, осознать и проработать причину, ровно по тем же основаниям, что у сына. Из дочерей вырастают испуганные женщины, с установкой «я тупая и никчемная», способные годами терпеть насилие над собой, пассивные, агрессивные, пассивно-агрессивные, и много что ещё.

Мать, кстати, в обоих случаях будет в сознании детей на пьедестале или святой. Короче, неприкосновенной для критики. Её – критики – может и будет-то всего ничего, но насильники обычно очень аккуратно заботятся о том, чтобы жертва о насилии и пикнуть не смела. Ой, уже забегаю вперёд.

Исследования, проводимые в течение последнего десятилетия, показывают, что насилие по отношению к детям совершается всё более открыто, нагло и беззастенчиво, приобретает всё более изощрённые формы. «В этом мире не осталось ничего. Жги, Господь».

Если физическое насилие может и не касаться ребенка, то психологические травмы присутствуют у всех детей, выросших в атмосфере агрессии. Насилие в семье – серьёзный барьер на пути нормального психического развития подростка. Проведённые исследования подтверждают, что последствия насилия в семье сразу же проявляются в поведенческих характеристиках подростков, в особенностях их социального поведения на улице и в школе. Исследователи доказывают, что у детей, живущих в ситуации насилия в семье, снижается способность усваивать новые знания в школе, падает успеваемость (Maxwell, Carroll-Lind, 1998). У многих подростков, страдающих от насилия в семье, из-за неумения контролировать свои эмоции появляются проблемы в общении со своими сверстниками. Опытные преподаватели и психологи учебных заведений, работающие с подобными подростками, конечно, замечают эти особенности поведения детей из так называемых трудных семей. Поэтому сколько ни стучи головой ребёнка об стол с книгами «учи, сука», сообразительней он не станет.

На здоровье атмосфера насилия сказывается самым непосредственным образом. Как показывают данные медицинской статистики, в амбулаторной практике педиатров встречается значительное число больных детей и подростков, нуждающихся в разрешении их психологических проблем: более чем у 40% детей обнаруживаются соматогенные психические расстройства; в 20% случаев – разнообразная сомато-вегетативная симптоматика, преимущественно психогенного происхождения; у 10% обнаружены психоматические расстройства, 14% детей составили группу риска, так как они находились в неблагоприятных семейных условиях или неадекватно воспитывались, в настоящее время в России ежегодно регистрируются с диагнозом психосоматических расстройств свыше 8 млн. детей (отсюда).

Проблема психического здоровья подростков и молодежи очень актуальна для России. Внезапно. Так, например, по словам главного детского и подросткового психиатра Минздрава РФ В. Волошина, около 2 млн. детей и подростков в России страдают психическими расстройствами. Основными психическими расстройствами у подростков являются поведенческие расстройства, посттравматические стрессовые состояния и депрессии. По словам представителя Минздрава, именно выраженное депрессивное состояние чаще всего становится причиной суицида у детей и подростков, и подвержены ему в основном дети от 11 до 18 лет, хотя бывают случаи, когда депрессия возникает и у детей в 3-4 года. Известно, что психические расстройства не возникают у подростков на пустом месте. Ну, собственно, они ни у кого на пустом месте не возникают. Если ребёнок – шизофреник, лечить нужно прежде всего родителей, всю жизнь дававших ему шизофреногенные установки.

Поскольку дети, живущие в ситуации насилия в семье, не являются просто пассивными наблюдателями, жертвами или объектами манипулятивных действий обидчика, то инциденты насилия становятся своеобразным уроком для подростков. Они делают определенные выводы из увиденного, на основе которых выстраивают свои собственные стратегии поведения. Что это за выводы?

Согласно проведенным исследованиям, мальчики, находящиеся в ситуации насилия со стороны отца, сами вспыльчивы и проявляют агрессивные характеристики, склонны к жестокости по отношению к более слабым или младшим по возрасту детям. Они также могут быть жестокими по отношению к домашним животным, к птицам (Hilberman and Munson, 1977-78; O’Leary, 1993; Хайз, Эллсберг, Готмоллер, 2001). При этом важно отметить, что мальчики-свидетели домашнего насилия, вырастая, чаще становятся обидчиками в своих собственных семьях, чем их сверстники из семей, в которых нет насилия (Rosenbaum and O'Leary, 1981; O’Leary, 1993). Что касается девочек, вовлеченных в ситуацию домашнего насилия, то они, напротив, проявляют пассивность и нерешительность, у них отсутствуют необходимые навыки самозащиты и чувство уверенности в своих силах (Hilberman and Munson, 1977-78).

Таким образом, поведение мальчиков-подростков, выросших в семьях с отцом-тираном, чаще всего подпадает под характеристики агрессивного поведения. Значит ли это, что именно из этой группы подростков и вырастают будущие обидчики? К ответу на этот вопрос следует подходить с большой осторожностью, так как здесь существует опасность стигматизации всех мальчиков, выросших в атмосфере насилия, в качестве потенциальных обидчиков. Конечно же, не все подростки, перенесшие опыт домашнего насилия, становятся семейными тиранами. Однако, результаты нескольких исследований позволяют отнести их к определенной группе риска. Так, например, данные американских исследований утверждают, что от 74% до 82% семейных обидчиков признались, что в детстве они и их матери подвергались насилию со стороны отца (Rosenbaum, O’Leary, 1981; McBride, 1995). Согласно исследованию, осуществленном в кризисном центре при Национальном центре по предотвращению насилия («АННА»), примерно 85 процентов российских обидчиков также выросли в семьях, в которых отец избивал мать (Синельников, 1998). Результаты исследования «Девиантное поведение», проведенного в 1988 году в США, также выявили устойчивую связь между агрессивным поведением мужчин в семье и их детским опытом, связанном с домашним насилием (McBride, 1995).

***

ПОЧЕМУ

Установка родителей на применение физического и психологического наказания в процессе воспитания - довольно распространённая штука. Киньте где-нибудь наброс «бить или не бить детей», посчитайте количество «за» и «против».

Практику применения насилия в процессе воспитания взрослые связывают с собственным опытом детства. Знаменитое «вот меня били, и я приличным человеком вырос».

Готовность к изменению подходов в практике педагогического воздействия почти равна нулю, даже если принять во внимание адекватных родителей и их готовность воспитывать детей по-другому. В отдельных семьях ситуация может быть очень хорошей. Большинство же тупо идёт по проторенной предками дорожке и голову не включает.

Степень информированности родителей о последствиях насилия над ребёнком и ненасильственных способах решения конфликтных ситуаций тоже равна примерно нулю. Проще по уху, чем через мозг. Причём в некоторых случаях, информируй – не информируй, насилие не прекратится: оно там не по объективной причине, а просто потому, «что хочется мне кушать», в смысле сливать говно больше не в кого, ребёнок – самый слабый в семье.

Способность изменения установок родителей в отношении собственных детей в сторону признания их самоценности и относительной автономности тоже угадайте где.

Если замахнуться не на внутрисемейные, а общечеловеческие, социальные и исторические причины буйного цвета насилия над детьми в России (оставим пока Запад в покое), то у меня руки опускаются от количества информации, а я и так эту статью неделю уже пишу. Вкратце: у нас очень долго был переизбыток населения, поэтому человеческая жизнь ни в грош не ставилась и не ставится. Кивают на сталинские репрессии, когда процент оправдательных приговоров был 14, и закрывают глаза на то, что сейчас такой процент – один. Один процент. То есть отношение государства к людям лучше не стало. Помирают не в тюрьмах, а от водки, наркоты и прочих самоубийств. Цены растут, в два-три раза за три года, на порядок за десятилетие. Проверьте хотя бы платежи ЖКХ, мало не покажется. Пенсионный фонд тупо хочет бабла, поэтому ему наплевать на поддержку самостоятельных людей, aka малого предпринимательства: взносы по сравнению с прошлым годом задраны вдвое. И так – во всём. Витамины в аптеках? Подделка. Одежда? С огромной ценовой накруткой. Еда? Тоже. Государство всячески демонстрирует своё полное равнодушие и даже откровенное вредительство. Активные ныне взрослые поколения реагируют на это всё слабо: приучены к «без нас всё решат», «а мы тут при чём» и «до конца не убьют». Представители ровно тех же поколений, но сидящие у власти, смотрят на такую реакцию и думают «можно ещё поднажать». Т.е. насилие со стороны государства не прекращается, а население это терпит.

У власти, которая так абстрактно звучит, сидят конкретные живые люди. Воспитанные в семьях. В большинстве случаев – в семьях, практикующих насилие. И эти люди практикуют насилие по отношению к нам, потому что дорвались. А мы – терпим, потому что тоже были воспитаны в ситуации насилия и привыкли к нему. Вот и всё. Привычка. Урви, пока не урвали у тебя, а если у тебя урвали – терпи. Помните, зачем вообще нужно насилие? Власть и контроль, братия и сестры, власть и контроль.

Хочется воскликнуть «да кому же в такой обстановке будет дело до детей?», ага. Не надо так восклицать. Потому что с детей всё начинается: что посеешь, то пожнёшь. Сейчас самые воспитанные, головастые, продуктивные, лёгкие, настроенные на работу выросшие дети смотрят на Запад. Это значит, что постепенно в стране остаётся очень немного мозгов. Факт, что таким эскапизмом люди кагбе говорят «я не намерен решать эту проблему», пока оставим: в конце концов, соображающих людей реально мало, и они могут думать, что справляться придётся в гордом одиночестве. А ещё это значит, что ситуация насилия со стороны государства (и общества) стала настолько невыносимой, что хочется вынести себя из неё в какое-то другое место. Она касается всех: взрослых, детей, мальчиков, девочек, мужчин, женщин, стариков. Дети, которым не светит сбежать, радостно смотрят сериалы о красивой жизни и мечтают. Но от насилия не деться в мир грёз, оно настигает везде: нахамят в автобусе, несправедливо уволит работодатель, наорёт родственник, обдерёт государство. Защиты искать негде: если бьют родители, то остальное окружение молчит, воды в рот набрав; если дойдёт до суда, его решение может быть далёким от законности; государству наплевать – оно постепенно перестаёт выполнять свои функции. И так далее. И у детей, выросших в атмосфере насилия, опускаются руки. Опущенными руками работать нельзя.

***

Поэтому нужно, чтобы дети росли в мире. Они этот мир просто по-другому будут воспринимать. И будут иметь силы дать отпор, достичь цели, не врать себе, смогут что-то дать, построить, изобрести, кого-то утешить, поддержать, отогреть. Просто наружу они будут нести то, что получили когда-то внутрь. Налив в кувшин чистой воды, её же и получишь обратно.

Дети – самое слабое звено, и оно же – начальное.

Ребяты, это если пройтись по теме очень бегом. И то пришлось описание последствий насилия над детьми вынести в отдельную статью, потому что там примерно такая же простыня.

  • 1
Спасибо в целом за весь цикл и за эту статью, я все читаю и делаю выводы.
Есть как минимум один спорный момент в формулировках: (айпад не дает копировать из жж-аппа, поэтому приблизительная цитата) "(...) развитие ребенка возможно по одной из следующих схем: неуспехи в школе-знакомство с девиантным поведеним(...)-пиздец"
Создается впечатление, что неуспехи в школе=пиздец.
Ну ведь неверно же! Школа сама по себе никак вообще напрямую не связана с дальнейшими успехами как в карьере так и в социализации; школьные паттерны поведения сплошь и рядом годны только для школы, из-за специфики в целом учебно-воспитательного школьного процесса.
Стоит ли приравнивать в один ряд: дисфункциональная семья-неуспехи в школе-преступность/суицид?
Слишком много примеров успешного домашнего образования во вполне функциональных семьях, чтобы схема выглядела достаточно убедительно.
И я бы как-то конкретизировала саму идею жестокого обращения, как систематических запретов "из любви". Интересно, систематический запрет на употребление алкоголя или на ночевку вне стен дома без предупреждения, может расцениваться, как жестокое обращение с подростком? Сплошь и рядом подростком оно оценивается именно так, как "лишение социализации".

Неверно, ага. У нас просто очень долго до школы и после её окончания придаётся формальное значение - и большое - школьным успехам. Мерило социализации, типа. Так что связывать неуспехи в школе с остальными обломами в жизни неправильно. Просто семья влияет на всё, в том числе на учёбу ребёнка, поэтому школу и включают как показатель.

Не думаю, что под запретами "из любви" подразумевались функциональные запреты. Выше говорилось о пренебрежении ребёнком, которое включает в том числе отсутствие рамок и функциональных запретов. Запрет "из любви" - это "ты не пойдёшь в инженерный, потому что я тебя вижу только композитором", например. Или "мальчики должны играть в хоккей, никаких танцев".

школа... это часть государства
родители наши большинством этому государству отдали себя полностью
неуспехи в школе - ничего плохого
значит государство так про тебя решило, значит "так надо"

Я астрологией довольно серьезно занимаюсь и мне всегда была любопытна одна вещь. В карте ребенка с самого рождения можно посмотреть достаточно точные характеристики родителей. То есть в ребенке сразу заложены определенные архетипы родительского поведения. И тогда выходит, что не только родители ведут себя определенным образом по отношению к ребенку, но и ребенок провоцирует родителей на определенное поведение. Это на самом деле становится абсолютно очевидным и без всякой астрологии, когда появляются собственные дети. Но если, к примеру, у вас родится ребенок с Луной в соединении с Сатурном, вы можете его 23 часа в сутке гладить по голове, а один час не обращать на него внимания. И такой ребенок запомнить именно этот один час. Это вообще такая тема, очень сложная. Одной психологией тут не обойтись. Еще один любопытный пример из астрологии - в картах насильника и жертвы обычно встречаются абсолютно одинаковые аспекты.

О. А где посмотреть нормальный лунный календарь? Если можно. А то в сети везде стоит разное время начала-конца лунных дней, а я неграмотная в этом смысле.

Не знаю насчёт осознанного выбора родителей детьми или чего-то подобного. Мама рассказывала, что все слова отца про мой "мерзкий характер" - всего лишь слова, нормальный у меня был характер. Я могу понять, когда ребёнок в силу каких-то особенностей внутриутробной жизни рождается уже с каким-то багажом, но чтобы он кого-то там провоцировал..

Одинаковые аспекты - дык отож. Бытие жертвой - всего лишь второй конец палки с насилием.

Я ввела "новая луна февраль 2013 Петербург" и нашла вот что http://magiachisel.ru/Luna/LunnyiKalendar.aspx?p=106600000000E04
У астрологов обычно программы есть компьютерные, все можно на них посмотреть. Или в таких книжках специальных, называются эфемериды. Их продают в специализированных магазинах.
А зачем вам лунный календарь? Это не то же самое, что натальная карта.
Хотя считается довольно важным знать в какую фазу луны был рожден человек. Считается, что это накладывает сильный отпечаток на его манеру общения. Так человек родившийся во время полной луны будет особенно ориентирован на общение с другими людьми. Он познает себя именно через других. Есть даже специальные книги на эту тему. Вообще Луна очень много показывает. Если у вас были сложные отношения с матерью, это уже говорит о том, что ваша натальная луна сложно аспектирована. А значит, когда вы станете матерью, вам материнство будет даваться с трудом. Я, хотя и любитель, много карт построила за свою жизнь, и хорошую Луну видела всего два раза. Считается, что навыки правильного материнства утеряны, так же как и навыки правильного отцовства. Кто войны в этом винит, кто прогресс. Я же чаще всего сталкиваюсь не с жестокостью в отношении детей, а с колоссальной заброшенностью детей. Это тоже одна из форм жестокости, конечно же.
Отца вы могли раздражать по какой-нибудь очень простой причине. Какие-нибудь ваши тяжелые планеты задевали его хорошие планеты, так что он воспринимал вас как постоянный раздражитель. Я вот знаю карты своих детей и знаю, соответственно, к каким моим кнопкам у них открытый доступ. А все равно невероятно сложно. Ну и не будешь ведь постоянно анализировать. Я не могу. Но вы очень правильно делаете, когда пытаетесь точно сформулировать проблему. Но это еще не все. Нужно что-то еще.

Спасибо.
У меня вот не получилось сразу найти, и то, что я находила, отличалось друг от друга по времени чуть не на час.
Отца я могла бесить потому, что мы с ним родились в один месяц и в один день, а также в один китайский год.

Это не значит, что у вас одинаковые карты. Но люди, родившиеся с нами в один день, или в день близкий к нашему дню рождения, действительно сильно влияют на нас. У таких людей Солнце не просто находится в том же знаке, но и в том же градусе этого знака, что и у вас. То есть у вас соединение двух...ээ...Солнц. А так как Солнце в карте указывает ваш индивидуальный процесс развития, вашу уникальность, то получается, что ваш отец как бы высвечивает в вас самое главное. Ну и вы тоже самое делаете для него. Но штука вся в том, что работать это может и в хорошую и в плохую сторону. Такой человек как бы развивает вас, заставляет вас искать в себе эту самую индивидуальность, расти как личность. Но как он это делает, положительным примером или постоянно отравляя жизнь, это уже будет зависеть от других причин. Вы то же самое делаете для него, выпихиваете его в то, чем он должен стать, требуете от него, хочет он того или нет, стать тем, для чего он на этой земле появился. Жить по Солнцу очень трудно, это требует колоссальной работы над собой. И это процесс, конца которому нет. Он требует осознанного существования, нельзя просто быть. Вот и представьте, что у вас ребенок, который не дает вам на диване лежать, а как будто вечно от вас чего-то такого хочет и ждет, чего вы и сам-то в себе боитесь. Ребенок который вас видит и понимает, как никто другой.
От этого могло возникать раздражение. Но самое главное, наверное, в таких случаях, это все нарастающее с возрастом ощущение соперничества.
То есть вместо взаимопомощи, странное ощущение соревнования. Кто главный? Это еще сильно зависит от вашего знака. Если, скажем, вы Водолей или Весы, то может быть проще. А если ваше и его Солнце в огненном знаке - Овен, Лев, то соперничество будет особенно сильно чувствоваться.
Ну или, когда вы вместе, характерные черты вашего знака зодиака, начинают выражаться в чрезмерной форме, как если бы вы подначивали друг друга. Опять же это могут быть хорошие характерные черты или плохие. Все на самом деле зависит от уровня развития людей и от миллиона других причин, о которых даже начинать писать не хочется.

А мне это кажется абсурдом, мне фиолетово у кого какая натальная карта, но когда я слышу, что маленький ребенок правоцирует своим поведением взорслого на издевательства и побои, мне блядь прям весело становится))). Вот интересно если б насильника правоцировал бы здоровый дядька с ужассссно провакационной натальной картой, он бы тоже попытался бы его избить, или это только с младенцами такая астрология срабатывает?

Держите хороший лунный календарь
http://www.abc-people.com/phenomenons/spiritism/v-5.htm
Там объяснение расхождений тоже есть.
Весь день Вас читаю, прям все забросила. Еще раз спасибо Вам за Ваш цикл.
Вы Карен Хорни не пользовались при написании? "Наши внутренние конфликты" и "Невротическая личность нашего времени"

Спасибо.
Нет, не пользовалась: пока не знаю, кто она.

Спасибо Вам. С тяжелым сердцем читаю.

Не дочитав до середины, подумала: Вот ведь блин же, вот почему у нас в стране нет нормальных видеокурсов\семинаров\программ, которые на государственном уровне могли бы формировать новые стереотипы поведения у взрослых\будущих\настоящих родителей?
Чтоб донести мысоль "Элле, предки, вот тут можна и нужна по другому действовать, а вот этта - ащще проходит по кодексу УКа"

Стоит отметить, что физическое насилие над детьми, и использование их как рычага может осуществляться не только мужчинами\отцами, но и матерями или другими родственницами-женщинами.
А жертвой насилия, в том числе и физического, может выступать связка мужчина+ребенок.

Да реже. По статистики. Но это столь же болезненный и травматичный процесс.

«кризису объективной идентичности», который надолго выводит его из полноценной социальной и личной жизни, а зачастую обусловливает и уход в различные формы девиантного поведения (с)

А вот можно по подробнее. Какие конкретно?

Алкоголизм, преступность, наркомания, хулиганство. Например. Часто в исследованиях (по крайней мере, тех, что попадались мне) говорится о совсем отчаянных последствиях домашнего насилия. Милые мирные хомячки мало кому интересны, хотя в их жизнях последствия насилия проявляются не менее круто.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account