gap life

внимание! людей с рук не любить!

Previous Entry Share Next Entry
хотела фоточки пионов с выставки, а получилось про солонку.
seriously
ne_matros
#яНеБоюсьСказать

Расскажу внезапно про веру, атмосферу и подростков. Всё повседневное и затёртое, как мои лыжные треники на даче.

Для затравки пара баек.

Мне восемнадцать. Мы едем на святой источник, в Троице-Сергиеву Лавру. Там есть отдельный домик, чтобы, значит, окунающиеся могли переодеться. Заходили то вместе девочки, то вместе мальчики. Зашли "девочки" нашей группы. Окунулись. Начали вытираться. И одна из моих знакомых смотрела на меня, смотрела, и вдруг резко полезла вытирать мою промежность. Не то чтобы я сама не справлялась, но почему-то именно промежность показалась той даме недостаточно хорошо вытертой, и нужно было вытереть плотнее и жёстче.

Мне тринадцать. Он – известный репетитор английского языка в нашем небольшом городе, лет 26-27, верующий, алтарник вот это всё. И по совместительству - сын хорошего друга моего папеньки. Я была убитым книгочеем, а он мог позволить себе покупать интересные книги. За ними я и пришла, по приглашению, с полного одобрения обеих родительских сторон. Закрытая дверь, интимное подсаживание рядом, поглаживания в нужных местах, сопение в ухо, мерзкое "ну ты же понимаешь, чего я хочу?". Чтобы я сама, значит, "поняла", и "добровольно самавиновата сделала". Я сказала "не понимаю". Мне было омерзительно. "Ну ладно", сказал он и быстренько выпроводил меня из квартиры. Квартира была большая, а в соседних комнатах копошилась его мать (!?). Интересно, что было бы без неё.

Разумеется, папенька после моего рассказа наморщил губу презрительной драпировкой и отрезал "не придумывай". Это же нужно идти разбираться. Гораздо проще наморщить губу. Зато я у папеньки регулярно была гулящей девкой, вечно стремилась в подворотню, несмотря что физически сидела дома почти всё время, кроме школы.

Собственно, о чём бишь я.

Вокруг меня-подростка - и не только меня - постоянно кипели воображаемые сексуальные страсти шекспировского драматизма. Изобретательность сюжета зависела от того, кто в данный момент "ванговал" про мои "очевидные поползновения" (погуглите "проекция"). Как только я стала хотя бы издалека напоминать женщину, на меня это просто полилось. И стало привычным. И привычным стало воспринимать эту дрянь как само собой разумеющееся, и МОЛЧАТЬ.

Моя тогдашняя одежда была по большей части просто страшной, девяностые, семья небогатая. То есть я была ни разу не эсмеральдой в танцевальном платье, соблазняющей всех, от вояк до священников. Про томные позы и жаркие глаза вообще молчу: голова моя была влеплена в плечи, а взгляд напоминал.. ээ.. валар моргулис. И походку дембеля добавьте. Знойная женщина, мечта поэта. Единственное, что теоретически могло впечатлить – сиськи третьего размера в сочетании с худобой до зелёного цвета лица. Впрочем, я не уверена. По части секса я знала только, что он есть и что это какое-то дико стыдное неприличное занятие, к которому взрослые относятся однозначно негативно, только в кино иногда одобряют. Поэтому про секс я не думала и грузилась Высоцким, религией, мировой несправедливостью, литературой разных веков и грядущим поступлением в ВУЗ.

Но при этом влажные мечты не давали товарищам взрослым покоя: как же обладательницу только что вылупившихся сисек да не вымазать в привычной грязи, чтобы хоть немного оправдать свои.. а впрочем, чего оправдывать-то, все же были очень достойные люди. Кроме меня, конечно.

И то сказать: юная, едва созревшая сила, не знающая, что она такое. Ещё ребёнок, уже сиськи. Может всё. Впереди только перспективы и возможности. Есть характер, нет зубов. Соблазняет не фигура. Крышу рвёт от возможности обладать, скомкать, первым пройтись по нетронутому снегу, выпить не красоту – рассвет. Быть причастным к пока ещё чистому. Забрать это чистое себе. Насладиться – и потом на уже потоптанный снег можно кинуть окурок, нассать на дерево, которым любовался, и опорочить силу, которой воспользовался.

Поэтому юношам и девушкам никогда не говорят, что они – живые. Особенно воспитанным в семейном насилии. В нашей традиции – ни единого доброго слова. Либо сюсюсю, либо ругань, "да их надо мордой об стену", и сплошные переносы собственного дерьма.

Знание – тоже сила. Растущий организм, которому кто-то старший сказал доброе слово, имеет шанс не стать "едой". Не-еда имеет мнение, она неудобна, она выходит из круга вечной со/зависимости. Она имеет шанс обрести достоинство и стать человеком. С людьми хлопотно. С "едой" просто. Хочешь сохранить "еду" для дальнейших употреблений и просто поддержать общую тенденцию – внуши молодому человеку, что он грязен, мерзок и виноват перед взрослыми в ему самому неизвестной фигне. Сделай таинственный серьёзный вид. Не отвечай, не уточняй, не дискутируй. Запрети, устыди, соври, промолчи, где нужно. Профит. Дальше подросткового возраста тоже работает, но с другими нюансами.

Помню монахиню при храме, которая клеймила "гулящей" любую девушку-подростка. Помню взрослых, стреляющих глазками по углам при этих сценах. Помню растерянных девушек. И только себя помню возражающей. Остальные - "надо терпеть и это вам, дурам, на пользу". Обязательно "дурам", нуато. Терпи_смиряйся_всех_люби, была у нас такая присказка. Её повторяли, усмехались, и продолжали молчать и "смиряться".

Помню кучу сальных слухов и смешки в лицо, потому что я была тощей девчонкой с сиськами, регулярно задававшей неудобные вопросы о вере и человеческом общении (не отношениях). И не могла же ТАКАЯ да не быть любительницей жаркого секса с благообразными достойными невинными мужчинами, которых я тайно соблазняла. И я была угрозой благообразным достойным жёнам, которые не пускали ко мне благообразных достойных детишек. Потому что ну вы ж понимаете: я стремлюсь иметь своё мнение, значит, я определённо агрессивна, да ещё и сиськи. Вот просто сложите всё это, у вас волосы дыбом встанут от моей испорченности.

Помню, как я, по мнению "благообразных" и "достойных", должна была разруливать все сексуально-напряжённые ситуации, коих, памятуя сиськи, было предостаточно, несмотря ни на какие понёвы в пол и мешковатые куртки. Например, был в приходе священник, постоянно динамивший меня с одним-единственным разговором, и вёл он себя при этом весьма нагло: "у меня сейчас нет пятнадцати минут", говорил он, отходил на два шага и полчаса трындел с кем-нибудь об урожае подорожника, изредка поглядывая на меня. Он вообще отличался редким мудизмом: не отказывая прямо, постоянно держал на крючке. Я в тинейджерстве была загнана в угол, мне очень нужна была помощь, я понимала, что настоящей помощи не дождусь, но мне хватило бы чёртова единственного разговора, как форточки. От священника же я слышала "тебя в семье не изнасиловали? значит, не о чем говорить, это всё твои капризы". Представляю, что бы он сказал, если б изнасиловали. Свою дочь он, кстати, побил бы, если бы она "вела себя как ты". С его слов. То есть если бы его дочь просила и ждала помощи в виде разговора, ничего больше, он бы её побил. И абсолютно все жалели священника и считали, что 16-18-летняя девка должна знать о коммуникации больше 33-летнего мужика, и если вообще она чего-то там какого-то разговора хочет, то всё, кабзда, дело нечисто: оттрахает бедного батюшку в первом же приделе, спасу нет от этих нечестивых отроковиц! И бедный батюшка с невинными глазами изо всех сил изображал преодолевающего пупсика. И полный приход сплетников, многозначительное молчание, смешки за глаза, о да, всё как мы любим, сплошная агапэ. И единственный виноватый в поведении взрослых людей подросток. С сиськами, это отягчающее.

А я по какому-то недоразумению, не иначе, тайной сексуальной бурной жизни не имела и коварными планами не страдала. И уж кому об этом было знать, как не священникам (погуглите про исповедь). Наверное, это было обиднее всего и сплетникам, и самим "преодолевающим пупсикам". Строишь, строишь изощрённые "догадки", а я всё простофиля дурацкая.

Сейчас я в его тогдашнем возрасте, и представляю, что ко мне пришёл бы восемнадцатилетний задолбанный кто-то за всего лишь разговором, а я бы вот так его динамила, вертела на бую и изображала истерзанную жертву. Круто.

Остальное за обыденностью произошедшего не буду рассказывать подробно: залезания под юбку и притирания в транспорте, странные дядечки, родственник друзей, пытавшийся содрать с меня штаны буквально посреди дачного двора на глазах у кучи благодушного народа, тупо глазеющего и не делающего НИЧЕГО даже при моём сопротивлении, "психолог", мечтавшая подложить меня чуть ли не под своего бывшего мужа, и более ранние и стрёмные случаи.

Я про флёр, в воздухе парящий аромат отношения ко мне как к мясу, красивому, желанному, а потому всем должному. Глупому, которому можно внушать, что угодно: подросток же. И очень желательно – не говорящему. Не внушаюсь и раскрываю рот не по делу? Да я зло во плоти! Неудобненько подсасывать с меня вечную молодость. Поэтому когда вам вкрадчиво советуют молчать и не усугублять, вы знаете, кто перед вами.

Я про постоянные "догадки" о моей бурной сексуальной жизни, о неистовых желаниях нимфетки, коварных планах тайной соблазнительницы. Потому что не может быть, чтобы с такими сиськами - да не была я грязной развратницей, ответственной за тёмные мыслишки "благообразных". И всегда виновата я. Либо я секса прямо явно хочу, и тогда я развратница, либо не хочу, и тогда я дура. Моё мнение и доказательства значения не имеют, всё происходит в чужих штанах и головах. На какие половые органы те штаны надеты, значения не имело. И это я описала людей типа верующих, у которых разная мораль прям во лбу горела синим пламенем.

Я про постоянные внушения быть смиреннее, тише, мягче. Удобнее. Но главное – тише. Не надо об этом разговаривать. В начале было слово, веселье понеслось потом. Поэтому пока ты молчишь, у "благообразных" всё хорошо.

  • 1
Давно пора медикаментозным путем отключать сексуальность у мужиков, начиная с подросткового, как минимум, возраста. А потом включать тем же способом - тем, кто сдаст экзамен и покажет, что у него рулит разум, а не гормоны. проверять надо людей перед тем, как дать им потенциально опасную способность. Так же, как проверяют умения, навыки и нормальность перед тем,как дать водительские права или разрешение на покупку оружия.

Ужасы какие Вы говорите ). Надеюсь, это гипербола.

Да не ужаснее изнасилования.

Я очень Вам сочувствую, что были окружены такими людьми.

В моем окружении была лишь одна девушка (не отличающаяся милосердием и добротой в обычной жизни), но неожиданно оказавшая поддержку после ситуации насилия, единственная, сказавшая мне, что виновата не я, а насильник, разговаривавшая со мной часами по телефону. Правда, мне приходилось делать это тайком, потому что пользоваться телефоном, кроме как чтоб узнать домашнее задание, мне запрещалось. Эти разговоры мне мало помогли, но все-таки дали возможность альтернативного взгляда на вещи.

Ох какое же ебаное днище вот это все. Спасибо за пост.

Спасибо за пост и за внятные разъяснения про еду. Я вот только сейчас с ужасом поняла, что меня рожали как будущую еду. Холодно и гадко это все...

  • 1
?

Log in