gap life

внимание! людей с рук не любить!

Previous Entry Share Next Entry
Насилие для чайников. Часть четвёртая. Мифы о насилии.
seriously
ne_matros
Количество стереотипов в общественном сознании зашкаливает, конечно. Чтобы не замечать проблему, не иметь с ней дела или отбрыкаться фразой вроде «да у них статистика врёт, можно не читать», придумывается масса мифов, оправдывающих насилие, обесценивающих страдания жертв и последствия насилия. Причём, как я заметила, ни один такой «полемист» отнюдь не поспешит встать на место жертвы и пожить в этой шкуре хотя бы год, я уж не говорю про половину жизни.

Мифов много, здесь только самые жирные.

Жертва сама провоцирует насилие.

А имеющий кошелёк провоцирует грабителя. А сиськи женщины или слабость ребёнка провоцируют маньяка.

Стереотип «без вины не бывает наказания» идёт из тех самых непроработанных в детстве проблем, когда родители были богами в сознании ребёнка и ребёнок реально думал, что раз мама сердится и наказывает, то есть его вина. Ребёнок может почувствовать, что где-то со стороны мамы косяк (и почувствует, не сомневайтесь), однако вряд ли сможет осознать и уж точно в таком возрасте он это не сформулирует. Потом, во взрослом состоянии, приходит в голову идея о понятии «слив негатива» и прочем, но мы же «хорошие дети», нам удобнее жить в сто лет известных рамках, выход за которые очень чреват для нас самих и уж тем более для окружающих (мало ли, вдруг все свои взгляды, мысли, дружбы и дела пересмотреть придётся). И если кого-то ждёт наказание, значит, он это заслужил, а про слив негатива и прочие мерзости думать слишком опасно.

Зависимость, к сожалению, не дремлет: насильнику не нужно причин. Для него жертва как бы не совсем человек: это его эмоциональная еда. Печенька на тарелке не должна быть виновата, чтобы я её съела.

Однако к жертвам домашнего насилия очень, ОЧЕНЬ предвзятое отношение. Про почему – в главе «Мотивы и стратегии насильника».

«Реальность домашнего насилия такова, что в ситуации насилия есть только один виновный, - человек, совершивший преступные действия. Он выбрал этот путь. Он сделал бы это вне зависимости от поведения пострадавшей жертвы. Это его преступление. Обвинять жертву недопустимо».


Женщины являются обидчиками в той же мере, что и мужчины.

Тут я просто куском приведу из исследования, не буду рассуждать. Сорри за некоторый повтор из первой части.

«Как показывают исследования, проведенные в разных странах мира, именно мужчины чаще всего бывают обидчиками. Так, статистические данные из США и Канады, составленные на основе опросов женщин и мужчин, сведений из судебных баз данных и из полицейских отчетов, демонстрируют, что женщины являются жертвами агрессии в 90-95 процентах случаев домашнего насилия. Анализ национальной статистики по правонарушениям в США показывает, что мужчины являются пострадавшей стороной лишь в четырех процентах преступлений, связанных с насилием в семье (Schwartz, 1987). Эти данные подтверждаются и другими исследованиями.

Так, например, исследования, проведенные в Шотландии, показали, что по статистике правонарушений, связанных с преступлениями против своих близких, женщины являются пострадавшими в 94 процентах случаев, а обидчиками - лишь в трех процентах (Dobash and Dobash, 1979).

Другие данные также свидетельствуют о том, что 70 процентов опрошенных в Филадельфии разведенных женщин признали, что страдали в браке от насилия со стороны мужа (Kurz, 1995).

Существует и проблема, связанная с обвинением женщин в том, что и они совершают убийства своих мужей. Действительно, такая проблема существует. Однако, как показывает мировой опыт, из общего числа убийств, совершенных в семье, женщины погибают от рук мужей в 90-95 процентах случаев. С другой стороны, женщины, как правило, совершают убийство после многолетних издевательств, которые они терпели от рук мужей и партнеров. Так, Женская правозащитная группа, работающая в рамках Нижегородского общества прав человека, провела исследование в женской колонии УЗ-62/2, результаты которого демонстрируют, что практически все женщины, осужденные за убийство мужей, испытывали насилие с их стороны: от избиений до угроз убийством».

Домашние насильники психически нездоровы

Увы, если бы всё было так просто. Домашние насильники вполне дружелюбно ведут себя с окружающими людьми, коллегами, начальством, приятелями. Часто жертвы жалуются, что в насильнике «как будто живут два разных человека».

Причём. В отличие от психопата, насильник способен испытывать чувство вины, стыда и раскаяния (см. предыдущий текст про третью фазу цикла насилия).

Насильники не являются любящими супругами или партнерами

Довольно сложно совместить понятия «любовь» и «жестокое обращение», да? Однако обидчики не всегда жестоки, особенно после совершения акта насилия, они могут быть очень внимательными, заботливыми, извиняться и обещать, что это больше не повторится. Они используют любовь для того, чтобы удержать жертву в рамках насильственных отношений. Это доказывается и существованием цикла насилия.

Ну и само понятие «любовь» имеет очень много значений, индивидуальных для каждого конкретного случая. У обидчиков «любовь» связана в один смысловой и эмоциональный узел с понятиями «контроль» и «власть», поэтому их «любовь» похожа на манипуляцию чувствами другого. «Любить» для них в первую очередь означает «обладать». Обладать другим человеком, его жизнью, его чувствами, полностью подчинить его себе.

В отношении детей не совсем так.

Обидчики ведут себя одинаково агрессивно в отношениях со всеми. Их легко можно распознать.

Насильники имеют тенденцию к агрессии, несомненно. Но это только доказывает, что они вполне в состоянии контролировать своё поведение и прекрасно понимают, с кем можно агрессивничать, а с кем – нет. Объект агрессии выбирается тщательно, более того: даже время агрессии на этот объект выбирается тщательно. Например, насильник никогда не прикопается, если жертва «в силе», он предпочтёт дождаться стрессовой ситуации в жизни жертвы, наибольшего ослабления, наибольшей беззащитности. И тогда нападёт.

При свидетелях насильник предпочитает не палиться: всё же заявление в правоохранительные органы – некоторый стресс, да и потом, нужно беречь репутацию мирного неагрессивного человека. Также совершенно исключено насилие в присутствии тех, кто является для насильника источником земных благ (если этот источник не одобряет насилие). Присутствие «общества» тоже мешает насильнику цвести и пахнуть (не мешает только в запущенных случаях либо когда насильнику пофиг и он чувствует абсолютную свою правоту).

Домашние ссоры, рукоприкладства и потасовки характерны для необразованных и бедных людей. В семьях с более высоким уровнем достатка и образования такие происшествия случаются реже.

Домашние насильники бывают самых разных социальных слоёв, у них разное количество и качество образования. Как и у их жертв. Насильники – не только алкоголики и неграмотные люмпены, это вполне образованные люди из внешне хороших и успешных семей, из «среднего звена», из честных, но бедных. Среди них подавляющее большинство – уже по моим наблюдениям – занимают «хорошие мальчики» и «хорошие девочки». Ну то есть в обществе они «хорошие», а дома или с нижним звеном пищевой карьерной цепочки – не очень.

Причиной насилия является алкоголизм.

Проблема алкоголизма действительно связана с проблемой насилия. Жертвы часто говорят о том, что насильник бывает агрессивен, когда пьян. Однако после более продолжительного разговора выясняется, например, что он может быть жестоким и в трезвом состоянии, то есть это не всегда зависит от алкоголя.

Алкоголь снижает способность контролировать поведение, поэтому часто психологически легче объяснить насилие воздействием алкоголя. Но среди насильников есть ведущие здоровый образ жизни, не признающие табак или алкоголь. Некоторые, пройдя лечение от алкоголизма, продолжали быть агрессивными и жестокими по отношению к близким. Алкоголизм или принятие алкогольных напитков не может служить оправданием насилия. Это, скорее, катализатор насилия или «разрешение» на него.

«В 1975 и 1981 году были проведены первые опыты по влиянию алкоголя на поведение. Четыре группы студентов получили напитки. У первых двух групп напиток состоял из водки и тоника, при этом им сказали, что они пьют только тоник. У двух других групп напиток был только из тоника, но им, в свою очередь, сказали, что это - водка и тоник. Затем провели тест на агрессивность, и выяснилось, что наиболее агрессивными являются студенты из "только тоник" группы. Только вера в то, что они приняли алкогольный напиток, придала их поведению большую агрессивность. Данный опыт прекрасно продемонстрировал, что алкоголь, не являясь причиной насилия, дает санкцию на него (Gelles, 1993).

Другое исследование было проведено в США среди мужчин, арестованных за насилие в семье. Пятьдесят процентов арестованных обидчиков заявили в полиции, что во время инцидента они были "выпивши". Однако анализ крови на алкоголь, проведенный немедленно после инцидента, показал, что менее 20 процентов мужчин были действительно пьяны (Gelles, 1993)».

Ссоры между мужьями и женами существовали всегда. «Милые бранятся - только тешатся». Это естественно и не может иметь серьезных последствий.

Конфликт – неотъемлемая часть прогресса. Отличительной чертой именно насилия является его серьёзность, цикличность и интенсивность, а также – и не в последнюю очередь – последствия.

«Домашнее насилие не является ни ссорой, ни конфликтом. Конфликт в семье подразумевает равное положение супругов/партнёров, которые не согласны в чем-то и имеют право высказывать свое мнение. В ситуации насилия один человек стремится контролировать другого, используя свои физическую силу, экономические возможности, социальный статус и т.п. Домашнее насилие отличается от ссоры или конфликта методичностью и повторяемостью актов агрессии. Если конфликт в семье - это всегда изолированный эпизод, то насилие - это тщательно выстроенная система».

Пощёчина никогда не ранит серьезно.

Насилие отличается цикличностью и постепенным усилением актов насилия. Это может начинаться просто с критики и затем продолжиться в форме унижений, изоляции, пощёчин, ударов, регулярных избиений, а иногда и смертельного исхода. Так что пощёчина, может, и не ранит. Поначалу.

Однажды став насильником, человек остаётся им навсегда.

Исправить наркомана трудно. Насильника тоже. Как я уже писала, на ощущение власти и контроля, даже добытые нелегитимно, подсаживаются на раз. Но, если верна теория о насильственном поведении как приобретённом, обидчиков всё же можно научить навыкам неагрессивного поведения.

Дело это долгое и трудное. Во многих странах существуют соответствующие психотерапевтические и образовательные программы. Цель таких групп - научить насильников осознавать реальные причины своих поступков и их серьезность, а также говорить о своих чувствах, уметь договариваться, не быть агрессивными и понимать, что ни один человек не имеет права на контроль и власть по отношению к другому.

Уан проблем: затащить насильника в такую группу можно с помощью предписания суда, например. Я пока не знаю ни одного случая, чтобы матёрый насильник хотя бы признал своё насилие, какая там терапия.

«Как показывает опыт американских групп социальной реабилитации для обидчиков, в которых мужчины принимают участие по решению суда (ну вот, я же говорю), эффективность перевоспитания обидчиков достаточно высока: только от 5 до 10 процентов мужчин, прошедших данные группы, имели рецидивы агрессивного поведения (Healey, Smith, O'Sullivan; 1998). Эти результаты ещё раз демонстрируют, что насилие – это тот тип поведения, который не является «врожденной агрессивностью» и не обусловлен генетически».

Детям нужен их отец, даже если он агрессивен, или «Я остаюсь только из-за детей».

Ну, в этом абзаце у меня уже не получится писать о насильнике как о бесполом существе. Если раньше я опиралась на то, что женщины тоже дофига «доброго» делают на ниве домашнего насилия, пусть и в куда более лёгкой форме и чаще по отношению к детям, чем к мужьям, здесь уже, думаю, все знают фразу «у ребёнка должен быть отец».

Этот миф разрушается быстрее, чем другие, когда люди начинают задумываться о количестве детей, страдающих от насилия. Если о детях в этой ситуации задумываются, конечно. Без сомнения, в идеале дети нуждаются в матери и в отце. Однако дети, живущие в условиях насилия в семье, сами могут просить мать убежать от отца, чтобы спастись от насилия. Многие дети предпочитают жить у бабушки и дедушки или в даже интернате, чтобы только избежать издевательств в семье.

Существуют также исследования, указывающие на то, что мужчина, избивающий свою жену, зачастую агрессивен и по отношению к детям. Так, согласно одному из исследований, 70 процентов мужчин, избивающих своих жен, применяли насилие и по отношению к своим детям. Это подтверждается и результатами исследования, проведенного на базе кризисного центра «АННА» (Хасина; 2000).

Ну и я – эталонный пример последствий такого вот «у ребёнка должен быть отец».

Бесполезно бороться с домашним насилием - это то же самое, что бороться с плохой погодой. Оно существовало везде и всегда.

Здесь тоже, увы, от гендера насильника никуда не деться: обычай избивать жену и детей стар, как сам институт брака. В самые древние времена, свидетельства о которых дошли досюда, закон открыто поощрял и санкционировал обычай избивать жену и детей. Этому учит даже Библия, книга радостного христианства. Более того: куча народа беззастенчиво дрочит на «Домострой».

Однако не везде картина одинакова. В США, где система борьбы и профилактики домашнего насилия развита очень хорошо, в год погибает примерно две тысячи женщин. В России эта цифра в шесть-семь раз больше.

Сравнительный анализ разных обществ также показывает, что домашнее насилие - не универсальное явление, что оно зависит во многом от той социокультурной атмосферы, которая толерантна к насилию или даже поощряет его применение (см. в одном из предыдущих постингов ссылку на главу из книги «Жизнь «Ивана» О.П. Семеновой-Тян-Шанской).

От себя добавлю: домашнее насилие цветёт и пахнет там, где насильник не боится ответственности за свои действия, не боится осуждения ни от государства, ни от социума. Где даже если осуждают, то весьма формально, потому что общество в целом не против насилия. Ещё раз вспоминается вышедшая на улицы Индия.

  • 1
Сначала я просматривала эти твои посты наискосок (фактически пролистывала) и оставалась равнодушной, но предыдущий вызвал раздражение.

Долго копалась в себе, и выкопала, только прочитав этот абзац:
"Насильники имеют тенденцию к агрессии, несомненно. Но это только доказывает, что они вполне в состоянии контролировать своё поведение и прекрасно понимают, с кем можно агрессивничать, а с кем – нет. Объект агрессии выбирается тщательно, более того: даже время агрессии на этот объект выбирается тщательно. Например, насильник никогда не прикопается, если жертва «в силе», он предпочтёт дождаться стрессовой ситуации в жизни жертвы, наибольшего ослабления, наибольшей беззащитности. И тогда нападёт."

Ключевая фраза "а с кем - нет". Во-первых, я выросла в семье без насилия (уточню: без угроз, побоев, издевательств иже с ними; регулярное компостирование мозга с позиции "я сиротка, меня надо любить и носить на ручках" я отношу к другой области), и при малейших попытках его на мне опробовать рву всех на косой крест и шлю нахуй - сразу же. Т.е. я из тех, с кем (особенно теперь) - без вариантов вообще. И у меня на этой почве давно уже развился снобизм, в котором близкие друзья меня регулярно упрекают. Не то чтобы я считаю объектов агрессии слабыми, но часто забываю, что мне просто повезло родиться чуть сильнее и чуть упрямее других и вырасти в относительно безопасной среде, в чем моей собственной заслуги (типа осознанных навыков, выработанных специальными техниками/практиками и т.д.) немного.

Все равно что обвинять человека с декомпенацией ядерной психопатией в неадеквате. Он же не виноват, что родился с патологией и ему не создали соответствующих условий, чтобы выправиться. Хоть кол на голове теши: умом понимаю, что не виноват, и тут внутренний голос мерзенько тихонько подъябывает: а, может, он просто плохо старался (не то, что я, такой молодец)?

И раздражает меня именно мой собственный снобизм и мания величия. :(
Позор джунглям!

Спокойно, товарищи джунгли! Вас ждут ещё пункты "расследования", где будет и про восприятие жертв, насильников и последствий насилия.

(довольно щерится) ...

(недовольно щерится) Вот что с людьми делать? У меня есть подруги, которых мужики давно лупят (недавно начали лупить). Одна считает, что все ок, лупит же несильно (не до экстренной госпитализации - прим.автора), и она его в ответ тоже лупит, это у них игра такая. Вторая считает, что все будет ок, они же просто поженились недавно, а по статистике (она ее собирала по своим подругам) первые года три всегда лупят, причем в мясо и до приводов в ментовку (у меня другая статистика, ЧЯДНТ?). Третья считает, что все поправимо и прямо завтра она его выгонит, шмотки с балкона выкинет, новые замки врежет (шли годы, смеркалось...).

Натыкала в нос историей с Ирой Черска (вот, мол, живой человек, подруга друзей, да ТАК ТОЖЕ БЫВАЕТ, такое может случиться с тобой, да и просто ходить в синяках тоже вроде не ок?), а народ тупо отмахивается.

Насущный вопрос "как спасти человека, который не хочет, чтобы его спасали?" на глазах превращается в "а надо ли?".

Ничего не делать. А что сделаешь? Побои - дело частного обвинения, то есть заявлять в полицию должна сама жертва. Только в случае особой общественной значимости, объективной невозможности со стороны жертвы самостоятельно подать заявление в силу зависимости от насильника или беспомощного состояния, дело может возбудить прокурор без заявления жертвы.
В случае с ребёнком можно стукнуть в опеку.
Ну и всё.
Я еле уговорила девушку одну не поддерживать контакт с мудаками, она считала, что "чмо, но своё родное".
Даже рассказывая жертве русским языком о насилии, показывая цикличность уже происходящего с ней - если жертва и насильник в "медовом месяце", отмазок найдётся туча. "Ой, ну вот он же со мной разговаривает, он скучает, он немножко даже помог". То, что все основные траблы остались, где были - ноль внимания. Надеждабль. Умирает предпоследней.

Нет, я не про правовой аспект, а про человеческий.

Вернуться в прошлое и отровать вербалку родителям, вбивающим в головы детям про "чмо, но свое родное", угу (или моим родителям, внушающим мне, что я никому больше нужна, а вокруг одни уроды. можно было чем-то одним ограничиться, кстати, ггг).

Любимая фраза моих прабабок: бог терпел и нам велел. Так и терпели до конца жизни. Не жили - терпели. БЛЯЗАЧЕМ???!!!111111

Сегодня в другом контексте в масштабе Гондураса обсуждали с подругой загадочную русскую душу, которая и породила тот самый Гондурас, в котором мы все живем. Людьми правит иррациональное. :(

Оооо, терпение жирная тема :) Одна из добродетелей.

Придёдзе выложить список будущих статей по теме. Там и про Гондурас есть.

Терпели, потому что, в основном, не было альтернативы. Никакой. Например, в деревнях. Развестись невозможно, уйти некуда (да еще и с детьми, которых куча мала). Редких счастливиц брали под крыло влиятельные в масштабах местного сообщества родители. Но этих случаев единицы, потом что такое поведение родителей не одобрялось. Альтернатива - убийство насильника (чаще всего мужа или свекра). Есть отличные рассказы в русской классике - Чехов "Бабы", первая глава "Тихого Дона" и пр.
История почти из наших дней, рассказанная мне близким знакомым. Азербайджан, 1980-ые годы. Девушку 17 лет выдают замуж, муж оказывается психопатом и начинает избивать жену и родившихся детей. Старшего сына (6 лет) бьет так, что тот становится калекой - у него навсегда отказывают ноги и падет зрение. Родня советует жене терпеть и быть "подипломатичнее". Один из детей пишет пронзительные дневники о том, как они боятся отца, как их прячут соседи, как пытаются за них заступиться, как они сами пытаются вести себя так, что бы "ата не сердился". Наконец папаша избивает тещу. Тут тейп собирается на семейный совет... на котором решают беспредельщика зарезать. Сказано -сделано, а вдову выдают замуж снова за хорошего человека, которому она должна ноги целовать за то, что взял её с тремя детьми, один из которых - инвалид. Самое удивительное, что героиня этой истории - не забитая крестьянка из горной деревни, а певица столичной оперы (!).

Не сдержусь.

Когда речь идет о гендерных соотношениях, все данные чистых опросов можно выбрасывать, не читая, а всей эмпирической статистикой, не озаботившейся хотя бы в теории поправками на то, что мужчина всегда при прочих равных вероятнее будет молчать, как рыба об лед — такой статистикой не вполне корректно размахивать как свидетельством того, насколько всё асимметрично.

Асимметрично, но не факт, что это.

Жертвы вообще В ПРИНЦИПЕ молчат, не только мужчины.

Вспомнилось. Учительница в школе рассказывала. Учительница из тех к кому и дети, и их родители с проблемами приходят.
Пришла мама девятилетней дочки. Рассказала, что отец изнасиловал дочь. Учительница ее успокоила, поговорила, женщина ушла, собираясь подавать документы на развод. Так и не подала. Ибо "у ребенка должен быть отец"
...

(Deleted comment)
Я оч хорошо знакома с тем, как мужчина может "простенько и непринуждённо довести до белого каления" женщину. Только вот бац! - и он не получил. Ни в какой форме.

А если вдруг она отвечает тем же (начинает доводить в ответ), то она доводит, надо её бац!, а он молодец, всё нормально делает.

т.е., если мужчина доведет женщину(а такие умельцы есть!) и она его сковородкой, то вы ее тоже оправдаете(бедняжка, он же довел ее)? Или самадуравиновата...

Edited at 2013-03-21 10:35 am (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account