gap life

внимание! людей с рук не любить!

Previous Entry Share Next Entry
Насилие для чайников. Часть пятая. Жертвы насилия: молчание ягнят.
seriously
ne_matros
В этом месте «внезапно»* начинается степь, информацию по которой найти нелегко.

Сразу обозначусь: здесь не будет описаний каких-либо «особых» характеристик личности, благодаря которым человек становится жертвой.

Потому что их просто нет.

Насилие порождает насильник, а не жертва.

У жертвы нет «патологических склонностей», способствующих свершению над ней насилия, нет «провокационного поведения», нет «сама-виноватости».

Жертве просто не повезло быть в определённое время в определённом месте или в определённых обстоятельствах. Вот и всё.

Жертвой может стать даже очень сильный человек, если в округе не окажется кого-то более лакомого для насильника. И может не стать совершенно мирное существо.

Здесь я напишу, почему жертвы насилия молчат о насилии. Не о том, почему они оправдывают его, почему заступаются за насильника или почему возвращаются к нему, об этом в следующей главе «Модели поведения жертвы». Здесь – о причинах молчания жертв. Детей и взрослых.

Масса работ описывает последствия становления жертвой, вплоть до так называемой «виктимологии», в которой очень подробно рассматривается, почему жертва «хочет», чтобы её обманули, избили, изнасиловали и так далее. Думаю, вряд ли двухлетний ребёнок может «хотеть», чтобы его побил садист-родитель, но вот об этом – тишина. И о процессе воспитания из ребёнка жертвы никто особо не распространяется, все пишут об уже укоренившихся и глубоких последствиях. Максимум – о семейных сценариях, из поколения в поколение передающих насилие. Я так понимаю, это не в последнюю очередь связано с почти полным отсутствием исследований и описаний детского аспекта домашнего насилия. Поэтому тезис «насилие порождает насильник, а не жертва» не очень явственно звучит, и жертва молчит из опасений услышать сакраментальное «сама виновата».

От детей можно много чего интересного по теме узнать, кстати. Правда, здесь опять слышится «педагогическое обобщение» - «дети же глупые», и даже если выйдут десятки исследований и опросов детей, очередному «знатоку» это не помешает махнуть рукой «а, это же дети, они глупые, дальше можно не читать».

Подростки без проблем могут делиться о наболевшем со сверстниками, но на рубеже 24-26 лет такие откровения даже со старыми знакомыми становятся чреваты. А ведь львиная доля работы приходится уже на зрелый возраст, и человек боится «разоблачения» его/её как жертвы насилия, восприятия его/её другими людьми как жертвы насилия, так как само бытие жертвой – признак беспомощности и слабости, и этого не хочется показывать, особенно, когда жертва _всё_ещё_ беспомощна, т.е. помощи не поступило, и травма не проработана. Да, у вполне взрослых людей и вплоть до старости так и остаются окаменевшие с годами проблемы детства, которые совершенно не хочется ворошить. И считается, что если ты над проблемой «поразмышлял и получил инсайт», то она уже как бы решена, никакой помощи и никакой иной работы делать не нужно. Потому что обращение за помощью – опять признак слабости, признание проблемы. Да и поди найди психолога, настоящего профи, который не начнёт разговор со слов «давайте настроимся на позитив и не будем переживать из-за ерунды». Жертва, бывшая или настоящая, предпочтёт замолчать вопрос или даже высмеять своих же собратьев по несчастью, лишь бы не доходила до мозга мысль «да ведь это..».

Кроме того, насильник старается заранее обезопасить себя от огласки: жертве внушается, что если он(а) расскажет о насилии, то это будет совершенно социально неприемлемое поведение, это стыдно, это предательство, слабачество и что угодно ещё по выбору насильника. Это внушается жертвам обоего пола. Дальше чисто социальный аспект: дети-жертвы насилия мужского пола вырастают и самоидентифицируются потом с агрессором, и начинают воспроизводить цикл насилия, а жертвы женского пола так и продолжают молчать, потому что у женщин в принципе де-факто права голоса почти нет, несмотря что де-юро оно прописано везде. А если отдельные девочки вроде меня пытаются не молчать, то выслушивают много всего интересного, как в комментариях вот здесь, например. Ну и мечтать о полноценной государственной и социальной поддержке только приходится, конечно.

Даже после оглашения ситуации насилия, когда жертва расскажет о событиях насилия над собой, в ответ от разных людей льётся такое, что жертву впору изолировать от окружающих по программе «защита свидетелей». Что льётся от самого насильника, порой вообще не поддаётся описанию приличными словами. Да, будет какая-то часть людей, которые посочувствуют. Возможно, кто-то даже поможет. Но большинство прочтёт/услышит и просто промолчит, думая о своём и боясь, что будет «неприлично» поддержать жертву («а вдруг всё-таки преувеличивает, зараза.. я тут что, крайний?»), свернёт разговор на другую тему или просто объявит слова жертвы неправдой. Некоторые особо продвинутые полезут рассуждать, что жертва зациклилась, что это давление на жалость, что с такими травмами вполне можно жить (ещё и не с такими можно, да), что «Господь терпел, и нам велел, чего разнюнились».

Ещё более продвинутая часть начинает манипулировать жертвой и её/его бедой. Люди, реально работающие над своей травмой, но ещё не доработавшие до конца, очень опасаются перенести травматический опыт на окружающих и начать считать агрессорами близких и друзей. Поэтому стоит сказать такому человеку «ты на меня вешаешь свои детские проблемы» или «не нужно делать из меня свою мать», и человека может вырубить на довольно длительное время, от недель до месяцев. Он(а) сразу думает «ой, неужели я действительно перенес(ла) проблему на друга, о боже, я действовал(а), как мой насильник-отец, я никогда не продвинусь в работе», мы все умрём. И – паралич. И человек закрывается внутри себя, потому что совершенно не хочет быть насильником в свою очередь. Манипулирующий прекрасно понимает эту тонкость и собственно имеет цель «вырубить» оппонента одним таким ударом. Потому что оппонент, например, не хочет терпеть от манипулятора какие-то вещи или поймал его «на горячем» или просто раздражает.

В связи с чем хотелось бы обозначить четыре аспекта.
1. Человек, реально НЕ работающий над своей травмой/проблемой, материями вроде «повесить свою детскую проблему на другого» не заморачивается, он такими категориями просто не мыслит и не знает, чего всё это стОит. Ну потому что он над этим не работает, а значит, не задумывается всерьёз. И потому действительно может спроецировать на вас своего обидчика, наговорить массу интересного, затыкая при этом рот оппоненту. И достучаться – никак, потому что – читай абзац сначала.
2. Человек, реально работающий над своей травмой/проблемой, вышеописанного финта не выкинет. Потому что он-то как раз владеет терминологией и понимает последствия такого высказывания. Он просто сочувствует другому человеку. Действительно, а не на словах.
3. Это низкая и грязная манипуляция, причём именно манипуляция, т.к. высказывание имеет целью выбить дух из человека и заглушить этим морским ревуном все его аргументы, и используется, когда надо просто сильно ударить, нажать, обезоружить. Ударить, а не поговорить и не решить проблему. Потому что этот удар сомнёт неугодные манипулятору аргументы и не возымеет послествий: жертва будет с головой занята вышеописанными страданиями.
4. Между предложениями «не надо тут видеть во мне свою мамочку» и «мне кажется, ты немного предвзято смотришь на мир» есть разница, и она очень большая.

Эта фишечка обозначена отдельно, поскольку в литературе она называется разными научными словами, ака «перенос», «проекция», «психологическая защита», например, а вот в жизни она не называется никак, потому что применивший такой метод обычно скрывает этот факт или начинает врать про него или тупо накладывает сверху ещё проекции и защиты. В результате адекватной реакции не добиться, и проще умыть руки от ситуации и молчать о ней, т.к. обычно у переживших насилие ещё и с выстраиванием логичных систем не всё хорошо, а с защитой себя ещё того хуже. То есть человек видит подвох, понимает, что с ним поступили подло, но, как собака, сказать внятно не может. И потому в лучшем случае будет потом избегать манипулятора, в худшем – уйдёт в пике и будет перед манипулятором долго извиняться и заглаживать вину.

Кстати, про выстраивание логичных систем. Профессор Роберт Джеффнер (Institute on Violence, Abuse and Trauma в Alliant International University) считает, что нужно принимать во внимание развитие головного мозга детей, подвергшихся насилию. Его исследования показывают, что хронический стресс постоянной подверженности насилию может вызвать структурные изменения в передней части височной доли мозга ребёнка, что впоследствии разрушает способность организованно мыслить и решать проблемы. А когда эта важная часть мозга отстаёт в развитии, перегружаются части коры головного мозга, ответственные за сенсорику и моторику, что побуждает ребёнка быть гипервосприимчивым к жестам и звукам как потенциальным сигналам насилия. «Эта часть мозга становится важнейшей для выживания», говорит Джеффнер.

Если жертва насилия раскрывает рот, не проработав проблему до конца и не восстановив способность защищаться и структурированно мыслить, её просто заклюют, а она даже ответить не сможет.

В общем, «разговорчивая» жертва насилия просто попадает в новые тиски: недоверие, обесценивание, насмешки, издевательства, откровенное хамство в духе «найди себе мужика/бабу, не страдай недоёбом», сплетни, спесь, злость. Только что пройдя или даже не выкарабкавшись пока из круга насилия, жертва вместо поддержки получает _ещё_и_это_. А если жертва реально работает над своей травмой и – это важно – результативно выбирается из неё, то вдобавок получает зависть. Рождён в болоте – вот там и догнивай, нечего тут воображать из себя. Окружающие могут даже прям как взаправду слушать откровения жертвы, но только с целью убедиться, что «на самом деле» человек не работает над проблемой, у него ничего не получается, он ходит по кругу и никогда не выберется из него. Вот и славненько, я ещё на фоне этого придурка дальновидный молодец.

Поэтому если вы жертва и хотите _действительно_ выбраться из кошмара, будьте готовы к тому, что на вас ополчится не только собственно насильник: масса народу в интернетах внезапно начнёт вам доказывать, что «битие определяет сознание», втихую юзавшие вас для слива негатива «друзья» и знакомые, внезапно обломавшись, обязательно попытаются вернуть вас «к ноге» и в конечном счёте будут отдалятся, потому что общаться дальше стало неинтересно (как эмоциональная «еда» вы более непригодны), родня все как один могут счесть вас больноумным и начать «поучать», ну и мужское население (почему-то почти поголовно, вот интересно) будет относиться к вам как к чудику (вариант лайт) или как к злобному тупому уёбищу (вариант хард), даже если вы не женщина.**!!

Если вы сами не разошлёте подобных персонажей по хуям, конечно. Когда жертве не доверяют и говорят, что она преувеличивает, это ещё цветочки. Поэтому жертвы и молчат, чтобы не получить себе два круга ада: один на выходе из цикла насилия, второй – когда о таком выходе и самом факте насилия узнаёт народ вокруг. Про реакцию на жертв сексуального насилия вообще молчу. Эти абзацы несколько предваряют главу об огласке насилия и работе над травмой, зато в тему.

Да что там обыватели: от статей про жертв насилия в СМИ и на прочих сомнительных сайтах просто дыбом волоса. Например, они могут быть посвящены тому, как коварная жертва использует своё положение, чтобы вызвать жалость, развести на сочувствие, выгадать себе преимущество и так далее. Чтобы не быть голословной. Тут как бы ноу комментс: автор явно не видит разницы между реальным положением жертвы и манипуляцией на эту тему. В дальнейшем люди, мало что смыслящие в психологии, используют подобные статьи для подтверждения своих взглядов «жертва сама виновата» или «такой проблемы не существует, поскольку жертвы манипулируют нами». В некоторых статьях вообще ядерная смесь гендерных стереотипов, проекций и штампов, и никаких ссылок на утверждаемые факты.

А ведь книги о домашнем насилии есть (я только в РНБ сильно мельком насчитала шестнадцать работ на эту тему в каталоге, причём просмотрела каталог не до конца), серьёзные сайты есть (причём на разных языках), тренинги для специалистов по оказанию помощи жертвам есть, причём в открытом доступе. Проблема известна, и то, что о ней говорят лишь специалисты – не «заговор феминисток» или «западная шиза»: люди просто не хотят знать, что в этой области творится. Вот фэнтези куча народу хочет читать и смотреть, но над фэнтези не нужно думать, плюс никакой связи с повседневностью. А насилие, как я уже писала, стучится чуть не в каждый дом (Российская газета: 40 процентов всех тяжких преступлений в России совершаются в семьях).

Проблема домашнего насилия, над женщинами ли, над детьми ли, всё ещё считается относительно новой. Ленор Уокер писала свои исследования в семидесятых годах XX века, на сайте Американской психологической ассоциации (apa.org, крупнейшая в мире ассоциация психологов, более 137 000 членов) лежат доклады, обзоры и статьи о проблеме, где, например, результаты саммита по насилию в межличностных отношениях 2008 года описываются президентом Ассоциации (Alan E. Kazdin, PhD) как «первый шаг» в «продолжительных усилиях психологов по ликвидации межличностного насилия» (статья Ending interpersonal violence). В 2010 году только задумались о непосредственной работе с отцами семей по вопросу домашнего насилия, а то, мол, мужчины как-то не признают наличия проблемы. На сайте можно найти и другие материалы, статистику, например.

Там же говорится, что свидетельство о насилии в семье поступило примерно от 15,5 миллионов детей (статистика U.S. Census Bureau и Ernest N. Jouriles, PhD, Southern Methodist University). Ранее, говорит автор, такие свидетельства поступали только от 3 миллионов, позднее – от 10 миллионов детей, следовательно, цифры насилия растут. Мне кажется, это не цифры растут, а говорить о насилии становится всё легче, потому что жертвы видят, как проблему исследуют и что она действительно кого-то волнует, кроме жертв.

Впрочем, общественная реакция в Америке, Европе или Индии совсем не то, что в России. У нас не только почти никто не поддержит жертву, но наоборот заклюют. То есть всеобщее молчание – это ещё удачная реакция в ответ на огласку горя жертвы. Потому жертвы и молчат.

__________________________
* Потому что ничто не внезапно в этом мире, на самом деле.

** Эта реакция связана с обычными стадиями "принятия болезни" или неприятного известия/диагноза: отрицание, злость, борьба, депрессия, принятие. Попытки помочь начинаются только на пятой стадии, увы.

  • 1
спасибо вам, что пишете на эту тему. очень хорошая статья.
можно утащить себе?

можно. со ссылкой.

Статья прекрасная.
При медицинских исследованиях проблемы встречается одна сложность - иногда трудно определить, кто же насильник на самом деле.
Именно отсюда растут вот эти глупости про "насилие, порождаемое жертвой".

*При медицинских исследованиях проблемы встречается одна сложность - иногда трудно определить, кто же насильник на самом деле.

В каком смысле?

Обычно про "насилие, порождаемое жертвой" говорят в "виктимологии", безотносительно медицины.

Я может неудачно выразился.
"Насилие, порождаемое жертвой" рождается из неправильной интерпретации фактов.
Я отечественную виктимологию вообще не воспринимаю как научную дисциплину, соответственно ориентируюсь именно на результаты медицинских исследований.

Аа. А можно пример, если есть время? Раз уж я про эти вопросы пишу, неплохо бы знать и такой аспект.

Медицинских исследований.

Спасибо. Мне интересно и полезно читать вас. Просто и по существу пишете.

тут имеет смысл пометить вот что (мне кажется, оно так нигде и не прозвучало):
ребенок, попавший к насильнику, видит в нем одновременно обеспечивателя всех своих нужд - и это правда, никуда от этого не денешься, насильники-родители таки полностью обслуживают все нужды ребенка.
и у ребенка сформировывается связка: удовлетворение нужд сопровождается непременным насилием.
при том, что реакция сознания на эту связку может быть самая разная: от не могу это терпеть и не буду до - а разве можно как-то иначе?
и еще очень, очень долго, даже уже после осознания травмы и желания из нее выбраться, сигнал "я хочу" идет в связке с сигналом "сейчас прилетит по полной".
и когда травма начинает прорабатываться, приходится рвать эту связку, причем на все, потому что она установлена тогда, когда закладывались все базовые способы получения пищи, защиты, положительных эмоций и так далее. обязательно есть период "может, лучше вообще ничего не хотеть, тогда не будет прилетать?" - но он не может продолжаться вечно, конечно же.

и те, кто ловит эту связку (ближний круг жертвы насилия) - а на инстинктивном уровне ее ловят почти все, - как правило, не понимают ее совсем. разве что у них за плечами собственная проработка травмы. а поскольку большинство людей действует автоматически, то есть сначала делает, а потом пытается это оправдать (не автоматизм предполагает анализ), то тут и начинается - ты меня спровоцировал, жертва сама виновата и так далее.

не прозвучало. отчасти, наверное, потому, что оно у меня вместе с переустановкой матрицы в 2008-2009 поменялось, а потом закрепилось.

таки да, есть эта штука. когда всё, от чего тебе бывает хорошо, связываешь с непременным последующим или авансовым трындюлями. если есть работодатель, он обязательно должен быть тобой недоволен и гнобить тебя, если есть любимый человек, он обязательно должен быть тобой недоволен просто по факту выражения каких-то твоих естественных потребностей или чувств. если есть друг, то ты перед ним в вечном неоспоримом долгу просто по факту того, что с таким угробищем кто-то взялся дружить и обеспечивать ему чувство сопричастности. наиболее интересно у меня проходили взаимоотношения с людьми, выдававшими модель навязчивой заботы.

вот эту мысль про работодателя я сейчас возьму в уголок и буду там внимательно думать.
очень оно... интересненько.
Спасибо

отлично, да...

дальше будет тоже интересно.

не сомневаааюсь... какая все-таки важная тема. мне кажется, ты делаешь охуенно правильное дело, угу

мне тоже так кажется.

Категорически не соглашусь с отрицанием "виктимного поведения". Потому как есть примеры, чётко попадающие под это определение. И что самое интересное, пол тут тоже особой роли не играет.

Как, например, ещё можно назвать поведение 40-летнего мужика, который тормознул тачку с двумя "лицами кавказской национальности", и по ходу поездки выразил радость, что прокатился в штурмовом геймобиле?
Пруф - http://uprdopudl.livejournal.com/4520.html

Как назвать поведение барышни, обладающей дивной способностью практически любого довести до белого каления за 5-10 минут и активно этой способностью пользующейся, несмотря на регулярно отхватываемые неиллюзорные звездюли?

Что можно сказать о девушке, раз в году наносящей марафет "шлюха на съеме", и отправляющейся в самые криминогенные районы как стемнеет? Возвращаетя через неделю, оттраханая по марусин поясок, избитая - но довольная! И так уже не один год...

Жертвы насилия через какое-то количество циклов приучаются к такому положению вещей, и даже выбравшись из семьи, продолжают автоматически провоцировать насилие по отношению к себе. Вот и всё. При проработке эта привычка уходит.

(Deleted comment)
Это не гон, это опыт, причём не только (и не столько) мой.

Откройте мне тайну, будьте добры. Судя по предыдущим комментариям, для вас "жена упрёками довела" и "ну и получила" - два совершенно равнозначных действия, т.е. если жена начнёт бить мужа, который её "довёл", то это будет совершенно правомерно и нормально. "А то чё он".

Хреново - напишите свой ликбез, с блэкджеком и шлюхами. Как говорится, "сделай лучше".

Я пишу сурово по источникам, максимум - личный опыт. Поэтому сомневайтесь дальше, ваше право.

(Deleted comment)
"Кстати, про выстраивание логичных систем. Профессор Роберт Джеффнер (Institute on Violence, Abuse and Trauma в Alliant International University) считает, что нужно принимать во внимание развитие головного мозга детей, подвергшихся насилию. Его исследования показывают, что хронический стресс постоянной подверженности насилию может вызвать структурные изменения в передней части височной доли мозга ребёнка, что впоследствии разрушает способность организованно мыслить и решать проблемы. А когда эта важная часть мозга отстаёт в развитии, перегружаются части коры головного мозга, ответственные за сенсорику и моторику, что побуждает ребёнка быть гипервосприимчивым к жестам и звукам как потенциальным сигналам насилия. «Эта часть мозга становится важнейшей для выживания», говорит Джеффнер."

Да уж, проблемы с усидчивостью, с концентрацией, с вниманием и памятью. Плюс расстройство сна. Все прелести из детства прилетели(

Отличный пост. Спасибо!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account